Экс-начальник зенитно-ракетных войск объяснил новый подход России к сохранению СНВ-3

В Пентагоне предложили включить все новое оружие России в СНВ-3 в случае его продления. Экс-начальник зенитно-ракетных войск командования специального назначения ВВС РФ, полковник Сергей Хатылев объясняет такой подход желанием США в очередной раз упрекнуть Россию в нарушении договоренностей. Вместо этого он предлагает использовать «доктринальный подход» при выработке договора на смену СНВ-3.

Экс-начальник зенитно-ракетных войск объяснил новый подход России к сохранению СНВ-3

Условие США для продления СНВ-3

В случае продления Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) он должен включать все новое оружие России, заявил в эфире телеканала Fox News министр обороны США Марк Эспер. По его мнению, Россия стремится расширить свой стратегический ядерный потенциал, о чем говорит взрыв на военном полигоне в Архангельской области.

Кроме того, Эспер предположил, что у Москвы есть крылатые ракеты с ядерной боеголовкой, направленные в сторону Европы и подпадавшие под договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Но каким образом можно объединить в один договор ракеты, подпадавшие под СНВ-3 и ДРСМД, глава Пентагона не пояснил.

«Здесь стоит выделить три момента. Во-первых, какое дело президенту Трампу и министру оборону Эсперу до испытаний, которые проводятся на российских военных полигонах. Мы же не задаем им вопросов, с какой целью экспериментальный орбитальный самолет X-37 летает на орите с 2014 года, и почему он подныривает под наши спутники, пытаясь перехватывает связь.

Второй момент связан с процедурами разработки нового договора о наступательных вооружениях на смену СНВ-3. В Пентагоне предлагают делать уточнения каждый год и постоянно вводить в этот договор вновь разработанные системы вооружения. Но в предыдущих редакциях СНВ никто не вносил изменения и номера оружия, типы и марки ракет не писал.

По их подходу получается так, что нужно систематически проводить мониторинг, после чего прорабатывать дополнительное соглашение и писать номер или марку ракеты, но это невозможно. Речь идет о принципиальных вопросах – у нас оружие разделяется на классы, виды, подклассы и так далее. В документе достаточно написать, что стратегические ракеты воздушного и наземного базирования с такой-то дальностью действия», — объясняет ФБА «Экономика сегодня» Сергей Хатылев.

Экс-начальник зенитно-ракетных войск объяснил новый подход России к сохранению СНВ-3

Пиаровский характер заявлений Пентагона по СНВ-3

Третий момент и шумиху в США вокруг испытаний на военном полигоне в Архангельской области, наш собеседник объясняет попыткой Вашингтона через  СМИ в очередной раз кинуть камень в огород в России. Американскому руководству обязательно надо выступить и сказать, что Россия что-то испытывает, и нарушает какие-то договоренности. При этом они почему-то постоянно игнорируют и замалчивают собственные нарушения.

«Например, почему Эспер или Трамп не говорят о возможностях пусковой установки MK-41, или проведении испытаний и пусков крылатой ракеты «Томагавк». Всем же понятно, что «Томагавк» разрабатывался 30 лет назад, а потом неоднократно модернизировался. За день просто невозможно создать ракету, которая летит на дальность 1500 километров.

Более того, в вопросе дальности полеты этой ракеты американцы, как обычно, лукавят. «Томагавк» может летать на дальность 2500 километров и по тактическому радиусу с Румынией и Польшей способен достать до уральского хребта. Все заявления Пентагона носят пиаровский и фейковый характер, они призваны отвести внимание от их собственных разработок, угрожающих стратегической безопасности», — уверен Сергей Хатылев.

Напомним, что СНВ-3 был подписан 8 апреля 2010 года. В договоре закреплено, что к февралю 2018 года арсенал каждой из сторон должен быть ограничен 1,55 тысячи ядерных боеголовок, а также 700 ракет. Кроме того, документ обязывает производить обмен информацией о числе боеголовок и носителей два раза в год. Он действует до 5 февраля 2021 года, если не будет заменен новым соглашением о сокращении и ограничении СНВ. Договор может быть продлен на срок не более чем пять лет по обоюдному согласию России и США.

Экс-начальник зенитно-ракетных войск объяснил новый подход России к сохранению СНВ-3

 «Доктринальный подход» к продлению СНВ-3

После одностороннего выхода США из ДРСМД Россия оценивает вероятность развала СНВ-3 как достаточно высокую. Как обращал внимание начальник генштаба Вооруженных сил РФ Валерий Герасимов, выход США из СНВ-3 приведет к утрате единственного контрольного механизма в сфере стратегических вооружений, который выражается в виде инспекционной деятельности на объектах России и США. Со своей стороны российское военное и политическое руководство будет делать все, чтобы это соглашение сохранить, не допустив бесконтрольной гонки ядерных вооружений на планете.

«Будущее СНВ-3 прогнозировать довольно сложно, технологии стремительно развиваются. На мой взгляд, договор об ограничении стратегических наступательных вооружений должен быть разработан с учетом доктринального подхода, в котором записаны основные положения и параметры, а не конкретные названия каких-то вооружений, количество должно будет постоянно уточняться.

Американцы все-время лукавят, но мы хорошо понимаем, что в ближайшее время часть ядерного оружия может разместиться в космосе. Уже сейчас они создают стратегические беспилотные летательные аппараты и дорабатывают тот же  X-37. Расписать все до запятой в таких условиях просто не получится, тут нужен доктринальный документ с продуманным инструментарием и всей системой контроля. Если этого не произойдет, то США найдут тысячу поводов, чтобы внести изменения или разорвать документ.

Стоит учитывать и такой момент, что при заключении всех предыдущих договоров было всего две стратегические ядерные страны — СССР и США. Мир серьезно изменился с тех пор, и мы имеем около 9 стран, обладающих ядерным оружием. Не важного, какого количества и качества это оружие, риски его бесконтрольного распространения увеличились. На этом фоне странам нужно садиться за стол переговоров и заниматься более глобальными задачами, обсуждая в том числе возможные угрозы из космоса», — резюмирует наш собеседник.