Военные ледоколы стали мощным козырем России в сражении с США за Арктику

В начале июня министерство обороны США обнародовало свою новую арктическую стратегию, а российское информационное агентство «Независимое военное обозрение» в ответ «напомнило», что к 2020 году Москва планирует развернуть комплексную межвидовую группировку сил. Об этом пишет издание jamestown.org в материале, перевод которого представлен ниже.  

Военные ледоколы стали мощным козырем России в сражении с США за Арктику

Группировка, о которой идет речь, «способна реагировать на существующие и возникающие угрозы, а также обеспечивать защиту национальных интересов в Арктической зоне в сфере военной, экономической и транспортной безопасности». Это описание подчеркивает решимость России добиться (при необходимости) полного контроля над Северным морским путем (СМП). Этот транспортный коридор является российской частью более длинного Северо-Восточного прохода, который соединяет восточную Азию и Северную Европу через арктические воды у северного побережья России. Как пишут российские ученые, СМП «совместно с Транссибом представляет собой объединительную скрепу геополитического пространства России».

Обозреватель В. Мухин отмечает, что для контролирования Арктики, нужно иметь ледокольный флот. В настоящее время США располагают тяжелым ледоколом Polar Star 1976 года постройки и средним ледоколом Healy, спущенном на воду в 2000 году. Согласно данным, размещенным на сайте Береговой охраны США, планируется строительство еще трех кораблей ледового класса, первый из которых должен был готов к 2023 году. Канада в ближайшее время планирует построить 18 крупных военных кораблей, которые обойдутся казне в 11,7 млрд долл. США. Тем не менее, российская сторона, похоже, не особенно озабочена действиями конкурентов. Может, Москва просто уверена в успешности собственных планов, связанных с расширением российской военной мощи в регионе. Помимо строительства новых невоенных ледоколов – важнейшего элемента арктической стратегии России — Москва планирует наращивать свой арсенал за счет так называемых «военных ледоколов», которые в официальных документах называются так — тяжеловооруженные ледокольные сторожевые корабли проекта 23550. Оснащение ледоколов вооружением далеко не новая практика для России. Первый такой случай произошел в советское время, а точнее в 1941 году, когда на ледокол «Сталин» было установлено десять артиллерийских орудий и пулеметов. А с конца 1960–х годов патрульные корабли класса «Иван Сусанин» (в период с 1973 по 1981 заказчикам было сдано 8 судов) в основном использовались подразделениями КГБ советской береговой охраны.

Военные ледоколы стали мощным козырем России в сражении с США за Арктику

И все же последняя российская разработка —тяжеловооруженные сторожевые ледокольные корабли проекта 23550 «Иван Папанин» (должен поступить на службу в 2023 году) и «Николай Зубов» (ввод в эксплуатацию намечен на 2024 год) — представляет собой качественно новый тип «военного ледокола», сочетающий в себе функции буксира, ледокола и сторожевого корабля. Как заявлял еще два года назад один анонимный источник, близкий к российскому военному судостроению, «на этом сторожевом корабле будет соответствующее вооружение, которое обеспечит ему выполнение всех необходимых задач в Арктическом регионе». В то же время бывший главнокомандующий ВМФ России адмирал Владимир Королев говорил: «Я хотел бы подчеркнуть, что этот корабль нам действительно необходим (речь идет о военном ледоколе проекта 23550), нам нужен сегодня надводный боевой корабль, который сможет действовать в Арктике самодостаточно и в составе сбалансированной группировки». Директор Центрального морского конструкторского бюро «Алмаз» Александр Шляхтенко, в свою очередь, охарактеризовал судно как «уникальный корабль», которому нет аналогов в мировом судостроении, благодаря сочетанию высоких характеристик ледопроходимости и прекрасной боевой составляющей.

В 2016 году Россия разработала военный ледокол проекта 21180 «Илья Муромец». Однако чрезмерно высокая стоимость производства и низкие технические характеристики этого судна (в первую очередь, отсутствие мощного вооружения и невозможность постоянно размещать на борту вертолет) побудили российское Министерство обороны и отечественных судостроителей (которые с самого начала были не в восторге от этой модели) начать рассматривать другие варианты. Это привело к разработке судов проекта 23550, первый из которых («Иван Дмитриевич») был заложен в 2017 году и спущен на воду в 2019 году.

Военные ледоколы стали мощным козырем России в сражении с США за Арктику

Отличительной чертой нового военного ледокольного класса считается его «универсальность», позволяющая кораблю выполнять следующие задачи:    

— проводить охрану и мониторинг российской арктической акватории, предотвращения нарушения конвенционных требований в суверенной экономической зоне страны;

— конвоировать и буксировать в порт суда-нарушители;

— участвовать в поисковых и спасательных операциях в арктической зоне;

— сопровождать и поддерживать корабли обеспечения;

— помогать судам, севшим на мель;

— самостоятельно перевозить грузы в контейнерах на верхней палубе;

— участвовать в ликвидации пожаров на береговых и плавучих объектах.

Однако наиболее важной характеристикой судна является список типов вооружения и боеприпасов, которые на нем можно разместить одновременно:

— два патрульных боевых катера проекта 03160 («Раптор»);

— военный противокорабельный вертолет Ка-27 «Камов»;

— одно судно на воздушной подушке СВП (проект Манул);

— 100-мм универсальная артиллерийская установка А-190;

— морская пушка АК-176 (установлена в закрытой башне), предназначенная для поражения целей морского, берегового и воздушного базирования (в том числе низколетящих противокорабельных ракет). По данным российских СМИ, она обладает более высокими характеристиками, чем ее предыдущие версии;

— контейнерный комплекс ракетного оружия Club-K, предназначенный для поражения морских надводных и наземных целей на дальности до 300 километров. Является модификацией ракетной системы «Калибр». Способен запускать ракеты на сверхмалых высотах, что затрудняет их обнаружение радарами.

Военные ледоколы стали мощным козырем России в сражении с США за Арктику

Заманчиво попробовать сравнить военные ледоколы проекта 23550 с уже существующими аналогами – ледоколом береговой охраны Норвегии и морским патрульным судном NoCGV Svalbard (Шпицберген, W303), которые поступили на вооружение в 2001 году. Превосходство российской модели сразу же становится очевидным. Говорят, что суда проекта 23550 будут крупнее и будут обладать большим водоизмещением (до 8500 тонн). Кроме того, российские суда будут способны преодолевать 1,5-метровые льды, а способности норвежского судна ограничены льдами в 1 метр. Кроме того, на борту кораблей проекта 23550 смогут находиться до 50 человек больше, чем на Шпицбергене. И самое главное: на российских судах будут установлены гораздо более грозное вооружение и мощные боеприпасы. На Шпицбергене можно установить лишь одну 57-мм или 70-мм пушку, в то время как корабли проекта 23550 могут быть вооружены даже тактическим ракетным вооружением. С другой стороны, норвежское судно может пройти целых 18 500 миль без пополнения запасов, а российское только 6 000 миль. Но на данный момент это единственное известное преимущество норвежца по сравнению с российскими военными ледоколами.

Еще в конце 1880-х годов вице-адмирал и командующий российским императорским флотом Степан Макаров призывал к использованию ледоколов военного назначения в качестве средства усиления влияния страны в Арктическом регионе. И сегодня, руководствуясь словами Макарова, Москва, похоже, комбинирует военные и невоенные меры на Крайнем Севере для сохранения и расширения своей позиции в регионе».