Украинский опыт поставил под сомнение нефтегазовые проекты Грузии в Черном море

«),ma=Da.querySelector(«.tns-controls»));aa&&ba||(aa=ma.children[0],ba=ma.children[1]);b.controlsContainer&&T(ma,{«aria-label»:»Carousel Navigation»,tabindex:»0″});(b.controlsContainer||b.prevButton&&b.nextButton)&&T([aa,ba],{«aria-controls»:ia,tabindex:»-1″});if(b.controlsContainer||b.prevButton&&b.nextButton)T(aa,{«data-controls»:»prev»}),T(ba,{«data-controls»:»next»});qc=»button»===
aa.nodeName.toLowerCase();rc=»button»===ba.nodeName.toLowerCase();Md();ma?J(ma,sc):(J(aa,sc),J(ba,sc))}N()}function S(){if(y&&Ib){var c={};c[Ib]=bb;J(x,c)}pb&&J(x,tc,b.preventScrollOnTouch);qb&&J(x,uc);rb&&J(oa,vc);if(«inner»===Ub)ra.on(«outerResized»,function(){Ia();ra.emit(«innerLoaded»,la())});else(ea||z||B||Ea||!Q)&&J(ab,{resize:Rb});if(Ea)if(«outer»===Ub)ra.on(«innerLoaded»,m);else Ja||m();a();Ja?Ec():Ua&&pa();ra.on(«indexChanged»,bc);»inner»===Ub&&ra.emit(«innerLoaded»,la());»function»===typeof sd&&
sd(la());wc=!0}function Rb(a){La(function(){Ia(ib(a))})}function Ia(c){if(wc){«outer»===Ub&&ra.emit(«outerResized»,la(c));Sc=ab.innerWidth||oa.documentElement.clientWidth||oa.body.clientWidth;var Y,d=xc,e=!1;ea&&(h(),(Y=d!==xc)&&ra.emit(«newBreakpointStart»,la(c)));var f,g=F,l=Ja,n=Ua,p=rb,q=cb,C=db,E=pb,H=qb,I=za,N=sb,S=tb;d=t;if(Y){var K=z,L=Ea,U=vb,da=ya;var T=ub;if(!Qb)var W=M,ca=fa}rb=v(«arrowKeys»);cb=v(«controls»);db=v(«nav»);pb=v(«touch»);ya=v(«center»);qb=v(«mouseDrag»);za=v(«autoplay»);
sb=v(«autoplayHoverPause»);tb=v(«autoplayResetOnVisibility»);Y&&(Ja=v(«disable»),z=v(«fixedWidth»),Pa=v(«speed»),Ea=v(«autoHeight»),vb=v(«controlsText»),ub=v(«autoplayText»),td=v(«autoplayTimeout»),Qb||(fa=v(«edgePadding»),M=v(«gutter»)));w(Ja);qa=mb();Q&&!B||Ja||(Fc(),Q||(id(),e=!0));if(z||B)Vb=ed(),Na=mc();if(Y||z)if(F=v(«items»),Xb=v(«slideBy»),f=F!==g)z||B||(Na=mc()),ud();if(Y&&Ja!==l)if(Ja)Ec();else if(yc){V.disabled=!1;x.className+=wb;ec();if(wa)for(g=va;g—;)y&&G(O[g]),G(O[R-g-1]);if(!y)for(g=
t,l=t+A;g

Украинский опыт поставил под сомнение нефтегазовые проекты Грузии в Черном море

  • События
  • Мнения
  • Строительство
  • Технологии
  • Иносми
  • Торговля
  • Промышленность
  • Финансы

USD  EUR

ЦБ $59.22
ММВБ $59.20

EUR &nbspUSD

ЦБ €63.62
ММВБ €63.73

18+

Промышленность
Украинский опыт поставил под сомнение нефтегазовые проекты Грузии в Черном море

Лента Новостей

Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.
Закрыть

Подписаться
на push-уведомления?

Да

Украинский опыт поставил под сомнение нефтегазовые проекты Грузии в Черном море

Украинский опыт поставил под сомнение нефтегазовые проекты Грузии в Черном море

18+

Регионы

USD  EUR

ЦБ $59.22
ММВБ $59.20

EUR &nbspUSD

ЦБ €63.62
ММВБ €63.73

  • Мы в соц. сетях:
  • Все регионы
  • Санкт-Петербург
  • Москва
  • Лента новостей
  • Конституция-2020
  • ИноСМИ
  • В Cети обсуждают
  • События
  • Мнения
  • Общество
  • Политика
  • Промышленность
  • Продовольствие
  • Торговля
  • Финансы
  • Криптовалюты
  • Экономика
  • Строительство
  • Армия
  • Технологии
  • Наука
  • Происшествия
  • Спорт
  • Шоу-бизнес

О нас
Рекламодателям
Опросы

Главная новость
Праздник выпускников «Алые паруса — 2020»: где пройдет, когда салют, ограничения движения  

Украинский опыт поставил под сомнение нефтегазовые проекты Грузии в Черном море

Мир
Промышленность

Украинский опыт поставил под сомнение нефтегазовые проекты Грузии в Черном море

16:19  25 Июня 2020
1 775

Тбилиси, Грузия

 В закладки
Скопировать

Нефтегазовые перспективы Грузии вызывают сомнения, считает заместитель Института национальной энергетики Александр Фролов.

Украинский опыт поставил под сомнение нефтегазовые проекты Грузии в Черном море

Газ является перспективным направлением на Черном море

Министр экономики Грузии Натиа Турнава сообщила о скором подписании контракта на добычу нефти и газа в черноморской акватории между Тбилиси и австрийской компанией OMV.

OMV выиграла тендер в Грузии на поиск и добычу нефти и газа на шельфе Черного моря, причем работы будут вести румыны из OMV PETROM S.A – 51% акций данной компании австрийцы приобрели еще в 2014 году. В результате Грузия перестает быть последней черноморской страной, на шельфе которой не велся поиск или добыча нефти и газа, но реальный экономический эффект от этого не ясен.

Мир вступил в эпоху низких цен на энергоресурсы, и это ставит под вопрос судьбу такой добычи. Ведь мало того, чтобы просто найти нефть и газ, необходимо добыть их с уровнем доходности, компенсирующим исходные вложения в разработку.

После перехода в собственность России крымской компании «Черноморнефтегаз» в 2014 году наша страна стала располагать богатым углеводородами крымским шельфом, но с усиленной его разработкой мы не спешим. Во-первых, эти запасы не смогут конкурировать с Сибирью, а во-вторых, такая разработка может вызвать ненужные на сегодня споры с Украиной в международных арбитражах.

Украинский опыт поставил под сомнение нефтегазовые проекты Грузии в Черном море

Освоение черноморского шельфа в СССР по газу началось в 1974 году. Изыскания показывают, что Россия, Турция, Грузия и Абхазия обладают глубоководными участками, а Болгария, Румыния и Украина – мелководными. Что касается Крыма, то в рамках Украины данный регион являлся лидером в газодобыче, а его шельфовые запасы и сегодня могут обеспечить развитие экономики полуострова.

«Черное море является одним из старейших регионов мира, где ведется нефте- и газодобыча. Если посмотреть ретроспективно, то во времена греческой колонизации в районе Керченского полуострова уже добывались углеводороды. Поэтому процесс по освоению богатств Черного моря идет две с половиной тысячи лет, и ничего нового в желании побурить там и найти что-нибудь нет», — резюмирует Фролов.

Советский Союз проводил активную промышленную деятельность в черноморском бассейне с целью добычи углеводородов. Наследием данных работ стала пользоваться Украина благодаря перешедшей к ней после обретения независимости компании «Черноморнефтегаз».

«Черноморнефтегаз» являлся одной из четырех советских компаний, которые занимались разведкой и добычей углеводородов на шельфе разных морей. Данная структура добывает порядка 2 млрд кубов газа в год, причем не шельфе не только Черноморского, но и Азовского морей, которое представляет собой составную часть данного бассейна», — заключает Фролов.

Украинский опыт поставил под сомнение нефтегазовые проекты Грузии в Черном море

Единственным расширением газовой деятельности Украины во времена независимости стало крошечное месторождение, которое украинцы обнаружили рядом с берегами Одесской области.

«Данное месторождение равняется 36 млрд кубам, но для Украины это существенно, поэтому нет сомнений по перспективам Черного моря. Нефте- и газодобыча там как велась, так и будет продолжать вестись», — констатирует Фролов.

Перспективы грузинского контракта вызывают сомнения

По словам Александра Сергеевича, на Черном море проводили разработки «Газпрома» по нетрадиционным залежам нефти и газа. В первую очередь разговор идет об отложениях газовых гидратов, расположенных на черноморском шельфе.

«Газовые гидраты хорошо представлены в данной акватории. Оценки разнятся, но они оцениваются в сотнях триллионах кубических метрах. Это не извлекаемые на сегодня запасы, а те, которые возможны теоретически», — резюмирует Фролов.

Подобные разработки не проводились, но компании «Газпром добыча Краснодар» предлагали начать работы по этому направлению.

Украинский опыт поставил под сомнение нефтегазовые проекты Грузии в Черном море

«Дальше теоретизирования дело не пошло, поскольку затраты на такую добычу были бы неразумно высоки, поэтому это дело будущего. Если взять нефть, то ее добывается на Черном море значительно меньше. По крымской нефтедобыче разговор идет о 10 тысячах тонн, что ни о чем даже по меркам данного российского региона», — заключает Фролов.

Теоретически, как полагает эксперт, можно рассчитывать, что запасы нефти на Черном море будут найдены. Тем более разведочное бурение начинается после значительного объема работ, проводимого геофизиками и другими прикладными специалистами.

«Те работы, которые собирается предпринять OMV, не требуют бурения – они будут проводиться с воздуха и с поверхности. В рамках них оценивается перспективность того или иного региона. Кроме того, сегодня начали использовать цифровые методы оценки запасов, причем в РФ часто применяются методы палеогеологии», — констатирует Фролов.

Нефтяные запасы существуют в Черном море, но имеются сомнения, что они расположены рядом с грузинскими берегами. С другой стороны, раз OMV решила подписать такое соглашение с Грузией, то компания считает данное предприятие перспективным.

Украинский опыт поставил под сомнение нефтегазовые проекты Грузии в Черном море

«Есть и второй вариант – Грузия предложила благоприятные условия по защите рисков инвестиций для OMV. Если грузины берут на себя все риски, то OMV может вложить в такие работы любую разумную сумму», — резюмирует Фролов.

В подобной ситуации объемы достоверных запасов уходы на второй план, если все покрывается гарантиями государственного бюджета.