Россия взяла на себя миссию избавить мировой рынок от «кровавых алмазов»

Председательство России в Кимберлийском процессе важно и для мирового рынка, и для самой РФ, так как эта организация — важный инструмент контроля за продукцией. Об этом сказала ФБА «Экономика сегодня» эксперт Мария Заостровцева.

Россия взяла на себя миссию избавить мировой рынок от "кровавых алмазов"

Россия является вице-председателем Кимберлийского процесса — международной организации, которая ведет борьбу с теневым оборотом алмазов на мировом рынке, а с 2020 года возглавит эту организацию. Об этом сообщил замминистра финансов России Алексей Моисеев.

«Россия не была председателем Кимберлийского процесса с 2005 года, мы решили, что пора это исправить и выдвинули свою кандидатуру. В итоге Россия заняла пост вице-председателя Кимберлийского процесса в 2019 году и председателя — в 2020 году», — приводит РИА Новости слова Моисеева.

«Мы за справедливый и конкурентный процесс торговли на международных рынках. Хотим, чтобы, во-первых, никто не продавал синтетику под видом натуральных алмазов, во-вторых – чтобы никто не вступал в ценовые сговоры. И третье — чтобы никто, никакая часть так называемого алмазного путепровода, не имела преимущества над другими участниками, чтобы это был действительно равноправный для всех рынок», — сказал Моисеев.

Кстати, крупнейший российский производитель алмазов «Алроса» является и крупнейшим производителем в мире – на нее приходится 30% рынка.

Контроль над рынком

Кимберлийский процесс нужен для того, чтобы оборот алмазов был легальным, белым, говорит руководитель отдела продаж московского офиса АГД Даймондс Мария Заостровцева.

«Алмазы — то сырье, которое в большом количество экспортируется, импортируется, и мы должны быть уверены, что они добыты из законных источников, дабы не возникали «кровавые алмазы». Поэтому я считаю, что России важно быть частью Кимберлийского процесса, и более того, мы при сотрудничестве с нашими покупателями обязательно смотрим, чтобы эти компании были участниками Кимберлийского процесса», — сказала эксперт ФБА «Экономика сегодня». 

Важный инструмент

Что касается синтетики, само по себе это нормально, это часть развития отрасли — технологии идут вперед. Проблема в том, что синтетику порой выдают за натуральное сырье.

«Но все это решаемо — сертификаты Кимберлийского процесса выдаются только на природные алмазы. Не единожды были  случаи, когда выяснялось, что синтетические алмазы выдавались за натуральные, за этим следовало исключение из Кимберлийского процесса, а это серьезное пятно на репутации», — пояснила Мария Заостровцева, подчеркнув, что Кимберлийский процесс — это важный инструмент, который регулирует отрасль. 

Защитная реакция

Россия взяла на себя миссию избавить мировой рынок от "кровавых алмазов"

Должность председателя Кимберлийского процесса — номинальная, на позиции в бизнесе никак не влияющая, говорил ранее ФБА «Экономика сегодня» руководитель Геммологического центра МГУ Юрий Шелементьев. Достаточно того, что Россия является мировым лидером в этой отрасли. Существуют процессы, по которым алмазы добывают, гранят и так далее, а Кимберлийский процесс — своего рода настройка, которая возникла на реакцию тех, кто допускает, что какие-то алмазы могут быть кровавыми. 

«Мы двадцать лет живем в мире, где на алмазный бизнес идут совершенно искусственные нападки. Мол, алмазы неэкологичные, что они конфликтные, что они кровавые, что наносят ущерб окружающей среде. Все это не так, а тот, кто так говорит, пусть не пользуется мобильным телефоном — ведь для его создания нужно столько всего добыть и испортить. Кимберлийский процесс возник как защитная реакция алмазодобывающих стран на эти нападки, чтобы сказать — у нас все алмазы продаются из чистой страны в чистую страну и сопровождаются сертификатом», — сказал эксперт ФБА «Экономика сегодня». 

В общей сложности к Кимберлийскому процессу причастно 45 участников, включая ЕС и Израиль. Все поставки алмазного сырья должны сопровождаться сертификатом Кимберли. Участники Процесса могут торговать только с другими участниками, которые отвечают, по крайней мере, минимальным требованиям Схемы сертификации. От каждого требуется внедрение правил на вверенных им территориях, плюс предоставление полной информации.