Признание Украиной и США проигрыша в битве с «Северным потоком-2» привело «Нафтогаз» к неожиданному решению

«Северный поток-2», который, по мнению его оппонентов, является «чисто политическим проектом», на самом деле очень выгодное экономическое предприятие. Настолько выгодное, что сравнить его можно только с самыми рентабельными мировыми производствами. Это, наконец-то, поняла и Украина, потому что «Нафтогаз» начал активную борьбу за русский газовый транзит.

Признание Украиной и США проигрыша в битве с «Северным потоком-2» привело «Нафтогаз» к неожиданному решению

В Европе для проектов, подобных «Северному потоку-2», хорошей рентабельностью считается окупаемость в 15-20 лет. Новая же российская труба, с учетом косвенных доходов, окупится для «Газпрома» уже лет через 5-7.

Геополитика — геополитикой, а деньги любят счет

Никто не отрицает, что геополитические резоны в строительстве второй очереди газопровода по дну Балтийского моря есть и они велики. Настолько велики, что американские политики с самого первого дня всячески пытались сорвать его строительство, понимая, что с вводом в строй новой «русской» трубы энергетическая зависимость Европы от России возрастет еще на несколько процентов. Они также осознавали, что перерезать «газовую пуповину» потом уже не сможет ни организация очередного майдана в Киеве, ни в… Минске.

В октябре 2018 года министр энергетики России Александр Новак назвал окончательную стоимость прокладки трубы – $11 млрд. (при этом ресурсы самого «Газпрома» составят только половину этой суммы). Примерно столько же вложил российский газовый монополист в новые наземные газовые сети на территории России. При этом, примерно 60% из этих вторых $11 млрд. все равно надо было тратить, чтобы подсоединить Бованенковское месторождение (ресурсы которого используются для «Северного потока-2») до главной «украинской трубы». А значит, чистые затраты на обход Украины составили всего около $5 млрд.

Итак, можем начинать оценивать окупаемость для «Газпрома» его нового «обходного» проекта. Да, она напрямую зависит от тарифа на прокачку по «Северному потоку-2», которая пока не известна.

Признание Украиной и США проигрыша в битве с «Северным потоком-2» привело «Нафтогаз» к неожиданному решению

Но если принимать во внимание минимальную возможную цену даже в $2 за 100 км за прокачку 1000 кубов газа (а именно такой была цена действовала на первой «балтийской трубе в 2013 году), то на всем маршруте (а это 1220 км) она составит всего $24. Таким образом, с учетом прокачки 55 млрд. кубов, получается сумма «грязных» доходов в размере $1,32 млрд. Даже если вычесть операционные затраты, но минимум $1,2 млрд. $в год чистой прибыли «концессионеры» при этом получат. При этом прибыль «Газпрома» составит всего $600 млн. в год.

Если сложить $5 млрд. вложений в наземную инфраструктуру, плюс $5,5 млрд. вложений в СП-2. Равно $10,5 млрд. А это с учетом привлечения кредитных средств выводит проект на полную окупаемость «всего» за 20 лет.

Пока, согласитесь, не особо впечатляет. Но не спешим с выводами. Мы считали только прямые доходы и только по самому низкому из возможных тарифов, которые в будущем будут только увеличиваться. И уже на этом этапе можно сказать, что с учетом срока службы новой трубы в 50 лет, проект прокладки «Северного потока-2» является выгодным. Но главная денежная экономия «Газпрома» заключается в другом.

Косвенная прибыль в разы больше прямой

Главные деньги российский газовый монополист заработает на Украине. Вернее, не даст их заработать своему «партнеру»-конкуренту «Нафтогазу», аппетиты которого после второго киевского майдана резко выросли.

Используя свое монопольное положение, и имея за спиной поддержку Вашингтона, Киев с 2015 решил резко увеличивать стоимость транзита газа по своей территории, привязав это к переходу на так называемую европейскую систему ценообразования на транзитном газовом рынке (здесь считается не длина маршрута, а цена на точках входа и выхода в газотранспортную систему).

Признание Украиной и США проигрыша в битве с «Северным потоком-2» привело «Нафтогаз» к неожиданному решению

Для всех точек входа в ГТС Украины был установлен тариф в $12,47  за 1000 м3. Для точек выхода тарифы колебались от $16,74 до $32,16  за/1000 м3. Например, транзит газа от точки входа «Суджа» в Сумской области до точки выхода в «Берегово» в Закарпатье протяженностью в 1160 км, обходился «Газпрому» в $44,63 за 1000 кубов, что было уже почти вдвое выше «средних европейских тарифов». Далее, в 2017-18 гг. эти цены несколько корректировались в сторону повышения исходя из уровня роста операционных затрат ГТС Украины (до $33,76 на 2018 год на самой дорогой точке выхода).

То есть Вашингтон, блокируя строительство «Северного потока-2», не только пытался уменьшить продажи российского газа в Европе и освободить местный газовый рынок для своего СПГ, но и хотел переложить содержание киевского режима на плечи России.

Однако, не получилось и летом текущего года «Нафтогаз» впервые задумался о снижении цен на свои услуги, а вчера попросил НКРЭКУ вдвое снизить ставки на транзит для точек выхода из украинской ГТС.

Таким образом, только признание факта проигрыша Киевом и Вашингтоном сражения за СП-2 заставило «Нафтогаз» начать бороться за русский газовый транзит и резко (примерно на 30%) снизить его стоимость. И это можно также занести в доходы «Газпрома» от строительства новой газовой трубы по дну Балтийского моря. Причем их можно легко посчитать. Например, для 2019 года при транзите в минимум 80 млрд. кубов умноженных на среднюю цифру (так как часть его пойдет по южному маршруту) $14, получаем $1,12 млрд. в год.

То есть ежегодно «Газпром» будет получать прямой и косвенной прибыли с проекта в размере $1,75 млрд., что приводит к полной окупаемости его в течение 6 лет (или 6,5 лет с учетом банковских процентов). С 2020 года эта цифра несколько уменьшиться, но с учетом роста поставок не так сильно. И это только начало торгов. Главные баталии начнутся в следующем году. А Москву, с учетом ситуации на Украине, и вероятного прихода к власти Юлии Тимошенко, «плюс $1 млрд» могут и не удовлетворить.