Приключения русского и немца в ЮАР: джаз, БРИКС, экзотика и вино

Южноафриканские джазовые гастроли в составе международной группы стали одним из главных событий года для вибрафониста, композитора и основателя группы PervoeSolnce Владимира Голоухова, который рассказал «Экономика сегодня» о своих впечатлениях.

Приключения русского и немца в ЮАР: джаз, БРИКС, экзотика и вино

Российский музыкант участвовал в гастролях по приглашению немецкой стороны. «Я ездил туда вместе с Патриком Бебелааром (Patrick Bebelaar), замечательным немецким пианистом. Он собственно меня и ангажировал на эту поездку. С нами был также немецкий электронщик Ульрих Зюсси (Ulrich Suesse), саксофонист Франк Кролл (Frank Kroll) и африканский певец, тенор Хендрик Моньюки (Hendrick Monyeki)», — вспоминает Голоухов.

«Мы посещали школы в ЮАР, джазовые клубы, и нашей целью — было единение африканской и европейской музыки. Мы искали точки соприкосновения, обменивались музыкальными идеями. Так, например, вибрафон, на котором я играю – достаточно экзотический инструмент. Наша авторская программа с Патриком достаточно нетипичная для местного населения. Африканцы проявляли очень большой интерес, слушали внимательно. Мы также проводили мастер-классы для юных музыкантов в школах-интернатах и в клубе при университете Дурбана», — рассказал он.

— Как воспринимают русских в Африке? Насколько мы для них экзотичны или, напротив, понятны?

— Знаете, у тех африканцев, с которыми я общался, совершенно неожиданно, даже не знаю почему, Россия вызывает какую-то большую радость и соответствующие ожидания. Мне сразу отвечали «Моска, Моска! Брикс, Брикс!» и показывали «лайк». В целом, очень позитивно реагировали. Во-первых, русские там очень редко встречаются, их в ЮАР не так много по сравнению с англичанами и теми же голландцами. И к русским относятся очень хорошо, потому что среди местного населения есть некоторое предубеждение – особенно сейчас – порожденное, по-видимому, колонизаторской политикой, которая была проведена англичанами. И нас воспринимают как представителей альтернативной точки зрения, это им очень симпатично, как мне показалось. Во всяком случае, один юный африканский музыкант по имени Соломон очень хотел поехать на гастроли в Москву», — рассмеялся Голоухов.

Приключения русского и немца в ЮАР: джаз, БРИКС, экзотика и вино

Очень многозначительно произносили «Брикс»… И я даже не представлял, как мне реагировать на эти «месседжи», но было приятно. Да, когда мне продавали статуэтку, я хотел купить статуэтку жирафа, пришлось поторговаться. Начальная цена на фигурку была 500 рэндов. Я ответил, что нет – это дорого для меня. Предложили: «Ну, тогда 300 рэндов». Отказался снова: «Дорого!» Заинтересовались: «From?» («Откуда?») Я говорю: «From Russia» («Из России»). И сразу скинули до сотни. Устоять было невозможно».

— Насколько чувствуется в африканцах та рана, которую нанесли континенту годы апартеида? Сталкивались ли Вы с межрасовыми конфликтами?

— Кейптаун — город очень спокойный, уютный, там очень много белых. Деление на белых и черных для ЮАР всё еще очень болезненная тема. Общаясь с проживающими там немцами, я понял, что проблема есть, но она не межрасовая, а скорее — классовая. Это проблема отношений богатых и бедных. Не являясь экспертом в этой области, я лишь увидел, что у тех африканцев, у которых есть работа, у них и соответствующее отношение к другим людям: они доброжелательны, они очень охочие на улыбку, их язык и манера очень напоминает старые фильмы. И жить там можно шикарно, очень недорогая недвижимость. Мы жили у вышедшего на пенсию профессора, немецкого композитора Ули Зюссе, который живет в ЮАР с 1980-х годов — у него шестикомнатный дом на берегу озера со своим прудом. И это средний достаток! Зарплаты очень высокие, но при этом и высокий уровень безработицы. Но европейские пенсионеры живут там превосходно – им платит пенсию Германия и правительство ЮАР. Мы были в гостях на ранчо у одного преподавателя: он содержит лошадей, и уровень достатка у него тоже довольно высок. В Кейптауне, в отличие от других регионов, очень благостная спокойная атмосфера. Мы также были в курортном Дурбане и наименее туристическом Йоханнесбурге.

Приключения русского и немца в ЮАР: джаз, БРИКС, экзотика и вино

— Насколько серьезен риск подхватить в путешествии по ЮАР какую-нибудь экзотическую болезнь?

— Для многих Африка является символом каких-то опасных экзотических болезней, сразу на ум приходят мухи Цеце и куча прививок. Я лично был немало удивлен тем, что, оказывается, именно в ЮАР, чуть ли не в единственной стране Африки, не нужно ничего делать, потому что у нее очень надежный санитарный заслон. Южноафриканцы очень внимательно следят за эпидемиологической ситуацией у себя в стране. Поэтому, прилетев туда, не нужно принимать никаких таблеток, да и качество воды в ЮАР хорошее. Единственное, там, где я жил, пресной воды было не так много, и нас просили ее расходовать экономно, так как дождей не было уже не первый год. Но вода из крана текла! Рачительный хозяин планировал ту воду, которую мы использовали для душа, пустить на полив и другие нужды.

— Что из южноафриканской продукции Вам особенно понравилось?

— Я уже изнемогал. Патрик возил меня по винодельческим компаниям, их очень много, и они исключительно радушны. Вина в ЮАР высочайшего класса, очень отличаются от тех, которые стоят у нас в маркетах. Дегустация совершенно выбивает из колеи. Следят за виноделием в основном голландцы. Это, как правило, семейный бизнес, в котором важна каждая мелочь. Составлены карты земель, где отмечено, какие почвы чуть-чуть подсолены, какая лоза и где растет, что для нее нужно. Везде автоматика – капельный полив, вода отмеряется для каждого сорта. Там есть такое место – называется винная долина Стелленбош — недалеко от Кейптауна, где сосредоточено множество виноградников и дегустационных залов. Глядя на мой восторг, один голландец спросил меня, не подумав: «А разве в России пьют вино?» Он так удивился, что мы ценим их вина. «Это так неожиданно! Значит, вы пьете вино», — задумался он.

Приключения русского и немца в ЮАР: джаз, БРИКС, экзотика и вино

— Европейцы охотно едут в работать в ЮАР? Чувствуется ли, какая-то существенная разница в уровне образованности?

— Сейчас в России уровень джазовых музыкантов очень высок. Есть столпы мирового уровня. И в Африке тоже такие музыканты есть: африканскую джазовую музыку очень поддерживают афроамериканцы. Например, Куинси Джонс много сделал для той школы, которую мы посещали. Таким образом, уровень джазовых музыкантов в России и ЮАР примерно сопоставим. Но в Африке музыканты почти не играют или чувствуют себя не очень квалифицированно в классической музыке. Например, они не знакомы с Рахманиновым. Но им это интересно. То есть в классической музыке они находятся всё еще на стадии развития.

Приключения русского и немца в ЮАР: джаз, БРИКС, экзотика и вино

— Насколько комфортно Вы чувствовали себя в южноафриканских отелях?

— Ощущение словно тебя укрыли теплым одеялом внимания. Если закажешь на утро омлет, то они заранее поинтересуются: «Мы делаем такой же омлет как вчера, или вы хотите что-то другое?» Очень предусмотрительны и предупредительны. Всегда подскажут, где и что лучше всего увидеть. На кровати в дурбанской гостинице лежала гора из подушек! Я прятал их по шкафам, но они каждый раз снова аккуратно их расставляли. Такое у них представление о том, как должен жить человек.