Надежды ЕС на отказ от российского газа разобьются о низкие мощности долгожданного EastMed

«),ma=Da.querySelector(«.tns-controls»));aa&&ba||(aa=ma.children[0],ba=ma.children[1]);b.controlsContainer&&T(ma,{«aria-label»:»Carousel Navigation»,tabindex:»0″});(b.controlsContainer||b.prevButton&&b.nextButton)&&T([aa,ba],{«aria-controls»:ia,tabindex:»-1″});if(b.controlsContainer||b.prevButton&&b.nextButton)T(aa,{«data-controls»:»prev»}),T(ba,{«data-controls»:»next»});qc=»button»===
aa.nodeName.toLowerCase();rc=»button»===ba.nodeName.toLowerCase();Md();ma?J(ma,sc):(J(aa,sc),J(ba,sc))}N()}function S(){if(y&&Ib){var c={};c[Ib]=bb;J(x,c)}pb&&J(x,tc,b.preventScrollOnTouch);qb&&J(x,uc);rb&&J(oa,vc);if(«inner»===Ub)ra.on(«outerResized»,function(){Ia();ra.emit(«innerLoaded»,la())});else(ea||z||B||Ea||!Q)&&J(ab,{resize:Rb});if(Ea)if(«outer»===Ub)ra.on(«innerLoaded»,m);else Ja||m();a();Ja?Ec():Ua&&pa();ra.on(«indexChanged»,bc);»inner»===Ub&&ra.emit(«innerLoaded»,la());»function»===typeof sd&&
sd(la());wc=!0}function Rb(a){La(function(){Ia(ib(a))})}function Ia(c){if(wc){«outer»===Ub&&ra.emit(«outerResized»,la(c));Sc=ab.innerWidth||oa.documentElement.clientWidth||oa.body.clientWidth;var Y,d=xc,e=!1;ea&&(h(),(Y=d!==xc)&&ra.emit(«newBreakpointStart»,la(c)));var f,g=F,l=Ja,n=Ua,p=rb,q=cb,C=db,E=pb,H=qb,I=za,N=sb,S=tb;d=t;if(Y){var K=z,L=Ea,U=vb,da=ya;var T=ub;if(!Qb)var W=M,ca=fa}rb=v(«arrowKeys»);cb=v(«controls»);db=v(«nav»);pb=v(«touch»);ya=v(«center»);qb=v(«mouseDrag»);za=v(«autoplay»);
sb=v(«autoplayHoverPause»);tb=v(«autoplayResetOnVisibility»);Y&&(Ja=v(«disable»),z=v(«fixedWidth»),Pa=v(«speed»),Ea=v(«autoHeight»),vb=v(«controlsText»),ub=v(«autoplayText»),td=v(«autoplayTimeout»),Qb||(fa=v(«edgePadding»),M=v(«gutter»)));w(Ja);qa=mb();Q&&!B||Ja||(Fc(),Q||(id(),e=!0));if(z||B)Vb=ed(),Na=mc();if(Y||z)if(F=v(«items»),Xb=v(«slideBy»),f=F!==g)z||B||(Na=mc()),ud();if(Y&&Ja!==l)if(Ja)Ec();else if(yc){V.disabled=!1;x.className+=wb;ec();if(wa)for(g=va;g—;)y&&G(O[g]),G(O[R-g-1]);if(!y)for(g=
t,l=t+A;g

Надежды ЕС на отказ от российского газа разобьются о низкие мощности долгожданного EastMed

  • События
  • Мнения
  • Строительство
  • Технологии
  • Иносми
  • Торговля
  • Промышленность
  • Финансы

USD  EUR

ЦБ $59.22
ММВБ $59.20

EUR &nbspUSD

ЦБ €63.62
ММВБ €63.73

18+

Строительство
Надежды ЕС на отказ от российского газа разобьются о низкие мощности долгожданного EastMed

Лента Новостей

Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.
Закрыть

Подписаться
на push-уведомления?

Да

Надежды ЕС на отказ от российского газа разобьются о низкие мощности долгожданного EastMed

Надежды ЕС на отказ от российского газа разобьются о низкие мощности долгожданного EastMed

18+

Регионы

USD  EUR

ЦБ $59.22
ММВБ $59.20

EUR &nbspUSD

ЦБ €63.62
ММВБ €63.73

  • Мы в соц. сетях:
  • Все регионы
  • Санкт-Петербург
  • Москва
  • Лента новостей
  • Конституция-2020
  • ИноСМИ
  • В Cети обсуждают
  • События
  • Мнения
  • Общество
  • Политика
  • Промышленность
  • Продовольствие
  • Торговля
  • Финансы
  • Криптовалюты
  • Экономика
  • Строительство
  • Армия
  • Технологии
  • Наука
  • Происшествия
  • Спорт
  • Шоу-бизнес

О нас
Рекламодателям
Опросы

Главная новость
Дегтяреву предстоит развенчать "мифы о Фургале" в Хабаровском крае

Надежды ЕС на отказ от российского газа разобьются о низкие мощности долгожданного EastMed

Мнения
Промышленность
Строительство

Надежды ЕС на отказ от российского газа разобьются о низкие мощности долгожданного EastMed

22:12  20 Июля 2020
1 413

Москва

 В закладки
Скопировать

Важный для Европейского союза газопровод EastMed может повторить судьбу нереализованного «Набукко», проект которого начали разрабатывать в феврале 2002 года, рассказал ФБА «Экономика сегодня» президент Фонда поддержки научных исследований и развития гражданских инициатив «Основание» Алексей Анпилогов

Надежды ЕС на отказ от российского газа разобьются о низкие мощности долгожданного EastMed

Правительство Израиля одобрило соглашение со странами Европейского союза о строительстве газопровода, который пройдет по дну Средиземного моря и будет предназначен для транспортировки газа из Израиля и Кипра в ряд европейских стран, в том числе в Италию и Грецию. Ожидается, что запуск трубопровода EastMed стоимостью в $6 млрд может произойти уже в 2025 году – тогда же Европа сможет попытаться реализовать свои намерения по отказу от газа из Российской Федерации.

Предполагается, что новый трубопровод сможет транспортировать 10 млрд кубометров газа в год с возможностью удвоения пропускной мощности. Поэтому соглашение о строительстве столь важно для стран Европейского союза, которые уже выделили €35 млн на подготовку технико-экономического обоснования данного проекта. По словам министра энергетики Израиля Юваля Штайница, EastMed позволит государству превратиться в экспортера энергоресурсов.

«Это достаточно давний проект – его пытаются реализовать как минимум десятилетие. Фактически он полностью должен проходить по дну Средиземного моря, выходя на поверхность на некоторых участках. Поскольку все месторождения шельфовые, то трубопровод EastMed представляет из себя очень сложную инженерную глубоководную конструкцию с высокой стоимостью.

Кроме того, месторождения Кипра и Египта достаточно небольшие, если оценивать их раздельно. Израиль же разрабатывает крупнейшее месторождение Leviathan, запасы которого оцениваются в 621 млрд кубометров. Однако Бованенковское месторождение, недавно запущенное «Газпромом» в числе многих месторождений, имеет запасы в 4,2 трлн кубометров. Оно больше израильского в семь раз. И помимо него в России есть еще множество подобных месторождений», — комментирует эксперт.

Месторождение Leviathan, отмечает Алексей Анпилогов, оказалось слишком крупным для небольшого Израиля, который не способен вытянуть его в одиночку на экспорт в Европу. Препятствуют этому множество геополитических неприятных моментов, связанных с недружественным арабским окружением этой страны.

Надежды ЕС на отказ от российского газа разобьются о низкие мощности долгожданного EastMed

«Поэтому Израиль использует газ из месторождения Leviathan для того, чтобы задобрить соседей. Например, после начала добычи сырья на шельфовых месторождениях государство приступило к транспортировке газа в Иорданию в обмен на политические преференции.

Подобное происходит и с Египтом, который, пока не освоит собственное месторождение на шельфе, будет зависеть от израильтян, что не только обходится дорого, но и требует подключения к EastMed ради частичного восполнения затрат на месторождение за счет экспорта газа, производство которого внутри Египта в последние годы, как и в Европе, падает. Эти и другие факторы образуют сложный ближневосточный узел, в котором интересы Израиля переплетаются с интересами арабских стран, из-за чего они вынужденно становятся союзниками», — объясняет собеседник агентства.

Многолетняя история EastMed

Отметим, что Кипр, Греция, Италия и Израиль договорились о строительстве газопровода EastMed протяженностью две тысячи километров в декабре 2017 года. Страны ожидают, что газопровод соединит Leviathan и кипрское газовое месторождение Aphrodite с запасами в 130 млрд кубометров с европейским рынком. Однако Алексей Анпилогов полагает, что запуск долгожданного газопровода может быть отложен из-за множества трудностей.

Надежды ЕС на отказ от российского газа разобьются о низкие мощности долгожданного EastMed

«Для того чтобы EastMed состоялся, газ с месторождений в Восточном Средиземноморье нужно перевалить на Кипр, где должна стоять большая компрессорная станция и повышать давление в газопроводе, так как протолкнуть сырье на тысячу километров по дну моря в сторону европейского рынка без нее нельзя. Поэтому возникает вопрос об организации перевалки газа на Кипре с выводом труб на поверхность, с короткой переброской на Крит, в Грецию и последующим выходом в Италии.

Теоретически реализация EastMed позволит развязать ближневосточный узел и решить вопрос Кипра с проблемной частью в виде непризнанного государства Северного Кипра, которое по Конвенции ООН по морскому праву не способно претендовать на расположенное к югу от острова месторождение. Этот нюанс эксплуатируется Турцией – она использует непризнанный статус Северного Кипра, который подвергает сомнению любые международные договоры Кипра, и выступает против газопровода EastMed. Это создает риски для проекта», — считает эксперт.

Особенности EastMed рушат надежды ЕС

Негативная реакция Турции на израильский газопровод, добавляет собеседник агентства, обусловлена тем, что EastMed позволит Израилю конкурировать не только с Россией, но и с турецкой стороной, четко монополизировавшей южный фланг газовых поставок. Так как Турция хотела бы стать газовым хабом, создание нового трубопровода в обход турецких территорий вызовет ответные действия – Анкара может начать поддерживать альтернативы EastMed, способные снизить его экономическую ценность.

«Сейчас через Турцию проходят «Турецкий поток», «Голубой поток», азербайджанский газ, туркменский, весь среднеазиатский и, вероятно, в будущем пойдет иранский газ, если будут сняты санкции с Ирана. Турция становится второй Россией, которую Европейский союз считает монополистом из-за большого объема запасов. Но Турцию попрекают тем, что она злоупотребляет своим видным положением», — рассуждает Анпилогов.

По этим причинам, добавляет эксперт, Европейский союз продолжает всячески лоббировать трубопровод EastMed – дает деньги на разработку проекта, делится технологиями морской добычи и транспортировки газа, но не хочет его финансировать в полной мере.

Надежды ЕС на отказ от российского газа разобьются о низкие мощности долгожданного EastMed

Несмотря на повышенную важность проекта для Европейского союза, намеревающегося за счет EastMed отказаться от российского газа, объемы этого газопровода не могут сравниться с объемами трубопроводов российских. Например, продажи природного газа «Газпромом» европейским потребителям колеблются в пределах 190–200 млрд кубометров. При этом потребление Евросоюза в 2018 году составило 458,5 млрд кубометров. Это говорит о том, что EastMed, стоимость которого ненамного ниже цены «Северного потока-2», может обеспечить Европу только более дорогим газом из-за слишком высоких амортизационных издержек в течение двух лет, если в принципе будет достроен к 2025 году.

Но с постройкой EastMed, объясняет Алексей Анпилогов, образуется неофициальный энергетический альянс, состоящий из Российской Федерации, Турции, Азербайджана и стран Средней Азии, которые будут вынуждены конкурировать с EastMed своим газом, поставляемым по TANAP или же по «Голубому потоку» и «Турецкому потоку». В связи с этим, считает эксперт, турецкая сторона проявит в рамках газового вопроса геополитический и геоэкономический интерес к России.

«Думаю, что в итоге этот проект реализуют – Евросоюз умеет медленно и нудно продавливать свои интересы. Однако быстрого запуска EastMed ожидать не стоит, так как проект очень сложный и с большими политическими рисками. К тому же, он может повторить судьбу «Набукко» – нереализованного с 2002 года магистрального газопровода из Ирана, Туркмении и Азербайджана в страны ЕС, а именно в Австрию и Германию», — констатировал эксперт.