Баррель обнулил «газовые» санкции США к России

Объяснение Минприроды отсутствия новых газовых месторождений только санкциями‍ не совсем корректно – дело еще и в экономике проектов. Об этом ФБА «Экономика сегодня» рассказал ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков.

Баррель обнулил "газовые" санкции США к России

«Минприроды не учитывает целый ряд факторов, объясняя санкциями отказ от ввода новых газовых месторождений в 2016-2017 годах, большую роль сыграла мировая экономика. Новые месторождения не столь активно разрабатывались из-за падения нефтяных цен. Месторождение «Победа» в Карском море открывали прямо во время введения санкций – выбора не было, «Роснефть» не могла бросить работу посреди проекта.

Но Минприроды намекает: без санкций Россия могла бы открыть новые месторождения с ExxonMobil, BP, Statoil, Eni и другими партнерами, и был бы результат, аналогичный «Победе». Однако ни иностранцы, ни российские компании не начали бы бурение скважин при цене нефти в 40-50 долларов за баррель. Это грань рентабельности на фоне повышенных рисков – никто не даст гарантий, что цена барреля снова не обвалится. А вот если нефть и в дальнейшем будет дорожать, тогда ограничения начнут сказываться», — отмечает эксперт.

Минприроды в государственном докладе «О состоянии и использовании минерально-сырьевых ресурсов РФ в 2016 и 2017 годах» заявило, что санкции западных стран затрудняют развитие газовой отрасли в России. По мнению руководства ведомства, из-за них в 2016-2017 годах не было введено ни одного значимого месторождения газа. «Санкции против российских нефтегазовых компаний, ограничивающие приток зарубежных инвестиций, новых технологий и оборудования в отрасль, затрудняют развитие новых проектов в России, в особенности шельфовых и направленных на разработку трудноизвлекаемых запасов», — говорится в докладе.

«Российские компании сейчас работы на шельфе северных морей проводят по минимуму, только чтобы исключить претензии Минприроды в невыполнении лицензионных условий. Идем максимум разведка, единственное бурение начала «Роснефть» в апреле 2017 в восточной Арктике – Центрально-Ольгинская–1. И говорить о санкциях здесь – преувеличение.

Тем более, что итальянская Eni в последние годы работает с «Роснефтью» в Черном море, ничто не мешало им начать бурение. Но этого не сделали – сопоставили риски с экономикой проекта и остановились лишь на геологической разведке. Влияние санкций на отрасль в принципе преувеличено – они касаются лишь шельфовых месторождений России и трудноизвлекаемых запасов», — подчеркивает аналитик.

Технологии и возможности

Ранее в презентации «Газпрома» ко Дню инвестора сообщалось, что санкции США и ЕС не препятствуют доступу «Газпрома» к глобальным рынкам капитала. Возможность введения новых санкций США, касающихся экспортных газопроводов, не распространяется на проекты, объявленные к реализации до 2 августа 2017 года, а технологические санкционные ограничения касаются менее 1% добычи углеводородов группы «Газпром».

Баррель обнулил "газовые" санкции США к России

При этом санкции повлияли на разработку Южно-Киринского месторождения в Охотском море. Оно рассматривалось в качестве ресурсной базы для строительства третьей линии завода СПГ проекта «Сахалин-2», однако в августе 2015 года было включено в перечень объектов, попавших под отраслевые санкции США в отношении российской экономики. После этого сроки его освоения неоднократно переносились, окончательное инвестрешение по строительству третьей очереди «Сахалина-2» пока не принято.

«Предполагается, что санкции ограничивают иностранцев от участия в российских проектах двумя способами. Во-первых, зарубежные компании входят финансово в проект, получая его долю, во-вторых, предоставляют свои технологии. Однако для разработки обычных месторождений все это российским компаниям и не нужно – они способны справиться сами. такое участие требуется лишь в шельфовых проектах и на месторождениях с трудноизвлекаемыми запасами.

Из последних в России только знаменитая баженовская свита, для разработки которой у нас собственных технологий нет. Однако нет их и у иностранцев – предполагалось, что они придут со своим опытом, который позволит создать уникальную технологию для извлечения нефти из свиты. Ни одна существующая технология Запада для этого не подходит из-за геологических особенностей в местах залегания.

Российские компании во многом могут сами справиться даже с шельфовыми месторождениями, но многие не начинают политику импортозамещения иностранных технологий, так как не верят, что в ближайшие годы цена нефти вырастет до рентабельного для этого уровня. Что же касается баженовской свиты, то есть исторический пример. Американцы начали инвестировать в разработку технологий добычи сланцевой нефти еще в 1970-х, когда у них стали истощаться традиционные месторождения. И лишь к началу «нулевых» получили технологию.

И если Россия решит пойти по пусти самостоятельной разработки баженовской свиты из-за санкций или по другим причинам, предстоит серьезная работа. Которая одним годом и двумя инженерами-конструкторами, конечно, не обойдется», — заключает Игорь Юшков.